Выставка «Все-таки я буду историком» (к 100-летию со дня рождения Л.Н. Гумилева)

В рамках проведения Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Л.Н. Гумилева 2 октября 2012 г. в 12 часов в фойе перед Актовым залом в Главном здании СПбГУ, расположенному по адресу: Университетская наб., д. 7/9,  состоялось открытие выставки «Все-таки я буду историком» (к 100-летию со дня рождения Л.Н. Гумилева). 

Выставка подготовлена под патронатом Правительства Санкт-Петербурга и Комитета по науке и высшей школе СПб, Санкт-Петербургским Государственным университетом (отдел "Музей истории СПбГУ" Музейного комплекса СПбГУ), Музеем Анны Ахматовой в Фонтанном доме и Мемориальным музеем — квартирой Л.Н. Гумилева.

Семь постеров, объединенных общим название «А все-таки я буду историком…», визуально показывают и рассказывают о  нелегком жизненном пути Льва Николаевича Гумилева.

В витринах же наглядно представлены документы, фотографии, личные вещи Л.Н. Гумилева.

 

Витрина №1.

 

Документы из личного дела студента ЛГУ Л.Н. Гумилева (Архив СПбГУ):

— диплом Л.Н. Гумилева № 137947 об окончании им исторического факультета ЛГУ и  присвоении ему квалификации историка. Март 1946 г.;

— справка о принятии экзамена по палеонтологии с оценкой отлично у студента Л.Н. Гумилева профессором М.И. Артамоновым. 29.11.1945;

— справка о прохождении Л.Н. Гумилевым в 1937 г. музейной практики в музее антропологии и этнографии АН СССР. Подпись профессора Н.В. Кюнера. 20.11.1945;

— направление для сдачи экзамена по истории русской литературы студентом Л.Н. Гумилевым профессору Н.Я. Максимову 29.11 б.г.;

— рецензия Д.С. Лихачева на рукопись Л.Н. Гумилева «Тысячелетие вокруг Каспия»;

Фотография: Л.Н. Гумилев и В.Н. Красильников — проректор по научной работе ЛГУ. Выступление в Петергофском комплексе. 1970-е годы.

Прижизненные издания книг Л.Н. Гумилева:

— Открытие хазарии. М.,1966;

— Тысячелетие вокруг Каспия. Баку, 1990;

— Поиски вымышленного царства. М., 1970. С автографом Л.Н. Гумилева;

— Древняя Руси и Великая степь. М.,1989. С автографом Л.Н. Гумилева;

— От Руси до России. СПб., 1992. С автографом Л.Н. Гумилева;

— Этногинез и биосфера земли. Гидрометеоиздат, 1990;

 

Витрина № 2

 

Вещи, принадлежавшие Л.Н.Гумилеву:

 

— пиджак, в котором многие годы Л.Н. Гумилев читал лекции;

 

— ручка-указка;

 

— пачка папирос «Беломорканал»;

 

— памятная медаль к 70-летию Л.Н. Гумилева от сотрудников кафедры и Географического института. 1982.

 

Издания, посвященные Л.Н.Гумилеву:

 

— Вспоминая Л.Н. Гумилева. Воспоминания. Публикации. Исследования. СПб., 2003;

 

— Живя в чужих словах. Воспоминания о Л.Н.Гумилеве СПб., 2006;

 

— Лавров С. Лев Гумилев. Судьба и идеи. М., 2000;

 

— Путеводитель по музею-квартире Л.Н. Гумилева. Сост. М.Г. Козырева. 2010;

 

— Воронович А.В. Материалы личного архива Л.Н. Гумилева как исторический источник:    Автореферат кандидатской диссертации. СПб., 2012;

 

— фотопортрет Л.Н. Гумилева. 1980-е гг.

Лев Николаевич Гумилев и Ленинградский университет

Имя Льва Николаевича Гумилева —  историка, географа, этнографа, этнолога, создателя «пассионарной» теории этногенеза тесно связано с Ленинградским и Санкт-Петербургским университетом. В общей сложности под его сводами прошло около 35 лет жизни и самый плодотворный период его творчества. С Петербургским университетом были связаны и судьбы его родителей Николая Гумилева, учившегося вначале на юридическом, а затем на историко-филологическом факультетах и Анны Ахматовой, выступавшей не раз перед слушательницами Высших женских (Бестужевских) курсов.

В Ленинград (в Фонтанный дом) Л. Гумилев приехал в 1929 г. и попытался поступить в Педагогический институт, но не был принят из-за отсутствия «трудового» стажа, т. е. попросту говоря, из-за неподходящего происхождения. Четыре года он зарабатывал себе «рабочую биографию», трудясь рабочим, коллектором в разных экспедициях в Прибайкалье и Таджикистане. Прибайкальская экспедиция оказалась не только первой, но и самой восточной в его жизни. Дальше — в Забайкалье и Монголию — ему не удастся проникнуть, так уж сложится его жизнь. Зато опыт, приобретенный на берегах Байкала и склонах Хамар-Дабана, поможет ему и позднее, в Таджикистане, в Крыму, на Дону, Ангаре, Тереке — повсюду, где Гумилев будет трудиться с геологами или археологами.

Наконец, в июне 1934 г. сбылась мечта Гумилева. Его допустили к вступительным экзаменам на только что восстановленный исторический факультет Ленинградского университета. Все вступительные экзамены были им успешно сданы.

Своим наставником Л.Н. Гумилев называл Александра Юрьевича Якубовского, исследователя Средней Азии, Персии и арабских стран. Его самым известным курсом была «История Халифата», одной из лучших научных работ — статья «Арабские и персидские источники об уйгурском турфанском княжестве в IX – X веках». Много лет спустя Гумилев будет использовать историю арабов и Халифата для доказательства своей пассионарной теории этногенеза. О пророке Мухаммеде и борьбе религиозных партий Гумилев будет рассказывать уже в собственном курсе лекций, а Турфан и уйгуры станут одним из самых любимых сюжетов его степной трилогии. Но «главным Учителем» для Льва Гумилева стал археолог Михаил Илларионович Артамонов. В его экспедициях: Манычской и Саркельской студент Гумилев участвовал в 1935–1936 гг. Отсюда и интерес к хазарской теме, раскрытой Л.Н. Гумилевым в ряде статей и монографии «Открытие Хазарии».

Вскоре после второго ареста (октябрь 1935 г.) Л. Гумилева отчислили из университета. Восстановился он только год спустя, 19 октября 1936 г. Зимнюю сессию Гумилев пропустил, а вот в мае–июне 1936 г. сдал сразу шесть экзаменов.  С этого времени начинается самый счастливый и самый спокойный период его университетской жизни, который будет продолжаться до нового ареста в марте 1938 г.

В марте 1938 г. студент IV курса Лев Гумилев был опять арестован и на этот раз — надолго. Пребывание в Крестах с  пытками и избиениями, приговор 10 лет исправительно-трудовых лагерей:  сначала — Беломорканал, затем пересмотр дела и новый срок — 5 лет в Норильске на шахте.

После окончания срока в марте 1943 г. Гумилев работал в экспедиции от Норильского комбината. Шла война, и он добился разрешения пойти на фронт добровольцем в 1944 г. В составе Зенитных войск участвовал в боях на территории Польши и Германии. Получил несколько военных наград и благодарственных грамот.

Лишь в ноябре 1946 г. Лев Николаевич вернулся в Ленинград, пришел в Университет и получил разрешение сдать экзамены за IV, V курсы и госэкзамены. В течение одного года были сданы все экзамены и подготовлена диссертация. В марте Гумилев получил диплом об окончании университета, а в апреле поступил в аспирантуру Института востоковедения.  Но в декабре 1947 г. его отчисляют из аспирантуры, снова начинается новая волна преследований — уже «за маму». Его не берут на работу; только спустя два месяца ему удается устроиться библиотекарем в психиатрическую больницу.

В трудной ситуации Л.Н. Гумилев обращается к ректору университета А.А. Вознесенскому. Ответ ректора был прямым: «На работу в университет взять Вас мне не позволят, но я обещаю, что мы проведем защиту Вашей диссертации». 28 октября 1948 г. Л.Н. Гумилев успешно защищает на Совете исторического факультета свою кандидатскую диссертацию. Его статус в обществе несколько меняется, и в феврале 1949 г. Л.Н. Гумилева принимают на должность старшего научного сотрудника в Музей этнографии.

Однако репрессии ужесточаются. 6 ноября 1949г. Льва Николаевича арестовывают. По трагическому стечению обстоятельств он оказывается в одном лагере с сыновьями ректора университета. Сам А.А. Вознесенский был расстрелян.

Л.Н. Гумилева полностью реабилитируют только в 1956 г., но и эти семь лет несвободы физической он превратил в годы свободы духа: «Это тогда, когда я продумал содержание докторской диссертации». Даже лагерную жизнь он использовал как долгосрочную этнографическую экспедицию. Занятие любимой наукой помогало выжить в трудных лагерных условиях. Постоянные посылки от матери с продуктами и книгами поддерживали. На оберточной бумаге разного цвета и формата Гумилеву удалось создать черновые рукописи двух будущих монографий о хунну и древних тюрках.

Вернувшись в Ленинград, Лев Николаевич поступает на работу в Эрмитаж. Он пишет и защищает докторскую диссертацию, посвященную древним тюркам 16 ноября 1961 г. В эти же годы Гумилев участвует в археологических экспедициях на Ангаре под руководством А.П.Окладникова, а затем сам возглавляет Астраханскую экспедицию Государственного Эрмитажа, исследовавшую остатки хазарских городов Итиль и Семендер.

В 1962 г. по приглашению ректора А.Д.Александрова возвращается в родной университет — в качестве старшего научного сотрудника Института географии ЛГУ. Университет обеспечил Льву Николаевичу главное — возможность относительно спокойно работать над своей теорией, ощущая поддержку и уважение со стороны большинства коллег. Когда в конце 1960-х годов группа географов выступила с заявлением о том, что этнографу Гумилеву не место в географическом институте, Ученый Совет практически единогласно переизбрал Льва Николаевича на новый срок работы.

Его очень любили на геофаке все, от лаборанта до профессора, потому что он был со всеми ровен и доброжелателен, для него существовали только хорошие и плохие люди, а звания и титулы были не при чем. И сам он называл географический факультет своей «экологической нишей», где, работая вовсю, отдыхал от внешних неприятностей. В мае 1974 г. на ученом совете географического факультета Л.Н. Гумилев защитил вторую докторскую диссертацию на степень доктора географических наук. Из 21 члена Совета 19 проголосовали «за», но ВАК отказал в присуждении искомой степени. А ведь именно в этом труде были сформулированы ученым основы «пассионарной» общей теории этногинеза. В связи с этим из плана издательства ЛГУ была изъята книга «Этногинез и биосфера Земли». Только через четыре года удалось добиться депонирования рукописи в ВИНИТИ и она стала доступной для читателей и исследователей.

Официальное непризнание исторических идей Л.Н. Гумилева дополнительно стимулировало автора на все более убедительное и талантливое их изложение. Спецкурсы, регулярно читавшиеся им на географическом факультете, давали ему возможность в живом общении с молодой и квалифицированной аудиторией, в дискуссиях со слушателями «ортодоксальной закваски» находить новые аргументы в пользу своей концепции. Перед ним была главная цель — развить и описать свое понимание история человечества. Огромную аудиторию собирали и его публичные лекции в обществе «Знание».

Долгие годы было невозможно опубликовать книги Л.Н. Гумилева. Для преодоления всевозможных запретов потребовались немалые перемены в нашем обществе, тогда и началась полномасштабная публикация основных трудов Л.Н. Гумилева: «Этногенез и биосфера Земли» (Л., 1989), «Древняя Русь и Великая степь» (М., 1989), «География этноса в исторический период» (Л.,1990), «Тысячелетие вокруг Каспия» (Баку, 1991), «От Руси до России» (Спб., 1992). Для самого же Льва Николаевича это оказалось счастливым завершением великого и трудного творческого пути. Монография «Древняя Русь и Великая степь» была признана лучшей научной книгой в 1990 г.

Память о Льве Николаевиче Гумилеве в университете отмечена проходившими ежегодно, первые десять лет после смерти ученого, «Гумилевскими чтениями» в Петровском зале Главного здания. Они привлекали ученых Москвы, других городов России и, в частности, — Бежецка, города его детства и юности. Впоследствии при географическом факультете был создан этнологический центр, занимающийся разработкой проблем, составлявших главное направление исследований Льва Николаевича. Сотрудники этого центра стали инициаторами создания отдельного сайта Гумилева на общеуниверситетском информационном ресурсе. Торжества в честь 100-летия со дня рождения Льва Николаевича Гумилева — новое подтверждение всенародного признания и памяти.

Печать E-mail